Ленинская Шатура

Яндекс.Погода

суббота, 25 марта

пасмурно-2 °C

Онлайн трансляция

Вторая мама для маленьких шатурян

08 марта 2017 г., 10:00

Просмотры: 195


Гостья нашей рубрики - директор социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних Елена Линева. В детском приюте Елена Евгеньевна работает практически с момента его основания. С тех пор она - вторая мама для детей, которых принято называть неблагополучными. Многие из них, став взрослыми, продолжают общаться с Еленой Евгеньевной: приходят в гости, пишут письма и делятся фотографиями в социальных сетях. Сегодня в большой семье директора 18 детей разного возраста.

- Елена Евгеньевна, как в вашей жизни появился приют?

- Случайное неслучайно. То, что стану педагогом, я решила еще в школе. Этот путь предопределила замечательный педагог школы №1, наш классный руководитель Татьяна Ивановна Муравьева. И дети, и родители мечтали быть похожими на эту удивительную женщину. А вот на выбор факультета повлияла учитель истории Ольга Петровна Грязнова. Я окончила Коломенский пединститут. Работала в школе пионервожатой, работала в обществе "Знание", несколько лет учителем в школе. А работа учителя - это не только уроки, а еще и ежедневная подготовка к занятиям. Уйти с нее меня заставил собственный ребенок, который однажды сказал: "Мама, а ты мной, когда будешь заниматься?" Пришлось пойти работать в детский сад… А потом в городе открыли приют. Это дело в середине 90-х начинала Татьяна Витальевна Александрова. По совету знакомых я пошла к ней проситься на работу. И, если честно, не сильно рассчитывала, что возьмут. С работой тогда везде было не очень. Но Татьяна Витальевна меня взяла. Два месяца я отработала  воспитателем. После - заведующей отделением дневного пребывания. Теперь - директор.

- Работать в приюте - это значит стать членом всех неблагополучных семей. Как на это отреагировал сын?

- Сейчас ему уже 26. Самостоятельный. Но он чувствовал недостаток внимания с моей стороны. Всегда говорил: "Мам, мне кажется, ты о них знаешь больше, чем обо мне".

- Возможно ли привыкнуть к детскому горю?

- Нам приходится ходить в семьи, видеть, в каких жутких условиях живут дети и взрослые. В это время постоянно испытываешь чувство жалости. Но, с другой стороны, присутствует чувство радости от того, что есть возможность переместить этих детей в другие условия.

Привыкнуть к этому невозможно. Каждый раз за каждую семью переживаешь по-новому. Разве можно привыкнуть к тому, что, например, уже достаточно взрослый ребенок не умеет пользоваться ложкой и вилкой? Все, чем он питался в родном доме, была кружка чая с хлебом.

- Когда вы уходите в отпуск, телефон отключаете?

- Когда я ухожу в отпуск, служебный телефон передаю своему заместителю. И стараюсь на это время уехать подальше из города. В теплые края. Если в отпуске не уехать, можно считать, что его не будет.

- Контингент у вас достаточно сложный. Приходилось ли посреди ночи вскакивать с постели и бежать на работу?

- Приходилось. И не раз. Самые сложные дети - подростки. От них можно ожидать чего угодно. Например, однажды под Новый год у нас через окно ушла 16-летняя девочка. Решеток на окнах нет, не положено.

Мы знали, где она находится, но войти в квартиру к молодому человеку не могли. Он оказался юридически подкованным: заявил, что как только мы появимся на пороге его частной собственности, он обратится в прокуратуру. Так и стояли вместе с полицейскими в подъезде и вели переговоры через дверь.

Другая девочка минуты считала до момента совершеннолетия. И ровно в полночь, когда ей исполнилось 18, ушла из приюта. Задержать ее мы не имели права. Хотя и очень переживали. Работая здесь, постоянно находишься в состоянии боевой готовности.

- Не надоело? С вашим опытом и образованием можно найти работу поспокойнее.

- Никогда не думала об этом. Значит, не надоело. В течение десяти лет я совмещала работу здесь с работой в школе. Была возможность остаться учителем, но я выбрала приют. Сегодня у нас слаженный коллектив. У всех воспитателей взрослые дети. А нерастраченной любви еще очень много. А кому ее дарить, как не этим детям? Каждого нашего воспитателя можно назвать второй мамой.

- Находясь в вашем уютном помещении под опекой любящих воспитателей, дети не изъявляют желания остаться у вас навсегда?

- Вы знаете, нет. За всю мою практику таких детей можно пересчитать по пальцам одной руки. Меня всегда поражает, насколько наши дети любят своих родителей. Дети в благополучных семьях настолько избалованы, что принимают родительское участие как должное. А для наших побыть вместе с мамой - настоящий праздник.

- Вы отслеживаете судьбу своих воспитанников?

- Конечно. Радуемся, когда у них все хорошо. Многие создают семьи, рожают детей, делятся фотографиями в социальных сетях. Но, к сожалению, есть и те, кто повторяет жизненный путь своих родителей: начинают пить, бросают своих детей. Ну нет у них правильной модели семьи - ничего не поделаешь. Ведь когда мы начинаем работать с семьей, часто понимаем, что мамы элементарно не умеют заботиться. Мы их учим: надо интересоваться успехами детей в школе, надо спросить домашнее задание, надо помочь с уроками и так далее. А в приюте учим старших заботиться о маленьких.

- Как вы снимаете эмоциональное напряжение?

- Очень люблю дачу. Раньше помогала маме, делала все, что она скажет. А потом, когда осталась одна, думала, что же мне с ней делать. Хотела даже продать, соседи уговаривали не делать этого. Оставила, начала работать, а потом понравилось. Сейчас не представляю себя без дачи.

- Домашние животные у вас есть?

- Вот видите, в моем рабочем кабинете живет попугай. С ним связана очень интересная история. В 2010 году, когда в Шатурском районе были торфяные пожары, к нам пришел мужчина и предложил забрать попугаев - мальчика и девочку. Вместе с клеткой. У его дочери на фоне смога началась аллергия. Мы попугаев забрали.

Вот, казалось бы, птичий мозг, чего бы понимали, а как они кричали, когда хозяин попрощался и ушел. Но потом успокоились, стали жить душа в душу. Прошло семь лет, и вот в этом году девочка заболела. Я бегала с ней к ветеринару, но, к сожалению, он не смог помочь. Мальчик остался один.

Наши дети очень любят ходить в мой кабинет посмотреть на птичку. Вообще у нас в приюте свобода передвижения. Как дома.

- В вашей работе появилось новое направление - работа с детьми с ограниченными возможностями здоровья. Что вы испытываете при общении с этими детьми?

- Когда ты видишь их маленькие победы, испытываешь огромную радость. То, что для нас обыденное дело, для наших ребят порой непреодолимое препятствие. Я поражаюсь выдержке и терпению наших воспитателей, которые подавляют в себе желание, например, помочь ребенку одеться. Вместо этого они учат алгоритму действий и терпеливо ждут результатов. 

Светлана Волкова

Тэги: