Яндекс.Погода

суббота, 5 декабря

ясно-8 °C

Четырем шатурянам не понаслышке известна трагедия фашистской блокады

27 янв. 2019 г., 13:31

Просмотры: 219


В этом году наша страна отметит юбилейную, 75-ю годовщину, полного освобождения Ленинграда от фашисткой блокады.

Все дальше от нас события тех дней, все меньше свидетелей страшных испытаний, выпавших на долю ленинградцев. Но память о мужестве и небывалом героизме людей, переживших блокаду, живет и по-прежнему отзывается болью в сердце каждого жителя России. 
В городском округе Шатура до сегодняшнего дня дожили четыре жителя, награжденные знаком «Жителю блокадного Ленинграда». Трое из них живут в Шатуре, один - в поселке Мишеронский. Накануне мы договорились о встрече с 82-летней Софией Бодровой, которая пятилетней девочкой вместе с семьей пережила ужасы блокады. Встреча сорвалась в последний момент: из-за ухудшения состояния здоровья София Андреевна не смогла принять нас. Но несколько лет назад наш корреспондент Надежда Морозова встречалась с блокадницей, и сегодня мы хотим поделиться с вами личными воспоминаниями нашей землячки о страшном времени, проведенной в блокадном Ленинграде. 

 

ЖИВЫЕ ГОЛОСА

София Андреевна Бодрова большую часть жизни прожила в Шатуре. Но родилась в пригородном районе Ленинграде и, еще будучи ребенком, сполна узнала, что такое голод, холод и бомбежка в отрезанном от суши городе.

Отца она потеряла рано, он погиб во время финской кампании – ему было всего 27. Мама осталась с двумя маленькими дочерьми. Летом 1941 года к ним приехала мамина сестра Валентина с полуторагодовалым сыном – в Ленинграде она хотела пережить войну. Оказалось, попала в самое ее пекло. Продовольственные припасы закончились быстро. Да их и было-то немного, никто же не думал, что целый город немцы решат взять измором. Враг считал, что Ленинград должен быть стерт с лица земли, а его жители – умереть от голода и холода. Стремясь осуществить этот план, противник вел варварские бомбардировки и артиллерийские обстрелы Ленинграда: 8 сентября, в день начала блокады, произошла первая массированная бомбардировка города. Один из пожаров уничтожил Бадаевские продовольственные склады. И начался голод.

Ребенок Валентины стал первой его жертвой в их семье. Надо было как-то спасать девочек. Софии Андреевне хорошо запомнилось, как мама где-то раздобыла большой соленый огурец, разделила его на две равные части и дала детям. Вкуснее этого лакомства Соня с Таней, кажется, никогда и не пробовали. И все удивлялись, как это мама не хочет есть.

Им посчастливилось, они не успели узнать весь ужас голодной смерти. На детей выдавали по 125 г хлеба, служащим полагались 150 г. Это крохи, но иногда, вспоминает София Андреевна, помогали солдаты, отдавая им часть муки, из которой пекли лепешки. Что-то из вещей удавалось обменять на рынке. К сожалению, и тогда находились люди, которые старались нажиться на людском горе. Пятилетняя Соня видела, как плакала тетя Валя после того, как за шелковое платье ей предложили крохотную миску капусты.

 

СВЯТАЯ НЕВСКАЯ ВОДА

В сентябре‑октябре 1941-го вражеская авиация совершала в день по несколько налетов на Ленинград. Целью противника было не только помешать деятельности важных предприятий, но и создать панику среди населения. Для этого в часы начала и окончания рабочего дня велся особенно интенсивный артобстрел.

Как только по радио объявляли воздушную тревогу, надо было прятаться в бомбоубежище. Мама укутывала дочерей и вместе со всеми бежала в безопасное место. И эти моменты София Андреевна помнит. А еще до сих пор перед глазами – блестящий лед под колесами увозящей их из блокадного города машины. Случилось это в ночь 14 февраля 1942 года. Ладожское озеро к этому времени замерзло, поэтому началась эвакуация населения.

Ночь, ярко светит луна, девочка сидит рядом с водителем, сзади мама с маленькой Танюшей. Эта картина очень ярко отпечаталась в сознании Сони. Бомбежки в ту ночь не было, поэтому добрались до ближайшей станции без приключений еще затемно. Девочка увидела мрачный вокзал, путь освещали несколько керосиновых ламп. Все эвакуированные идут в одну сторону. И только одна женщина стоит и просит всех помочь ей донести чемодан. «Помогите мне. Я отдам золотое кольцо», - умоляла она. Голод отнял у нее последние силы.

- Мы все были очень истощены, одни кости да кожа. Разместили нас в какой-то огромной палате, следили за тем, чтобы мы не переедали, иначе можно умереть. Ухаживали за нами медсестры и врачи. А когда немного оправились от пережитого, уехали в Тамбовскую область. Там нас приютила мамина знакомая, - рассказывает моя собеседница.

Да, можно сказать, им повезло. Они голодали, но не 900 дней, а несколько месяцев. Машина, на которой их эвакуировали, не ушла под лед и не попала под снаряд. Им не пришлось есть животных и, замерзая в 40-градусный мороз от холода, видеть, как рядом умирает кто-то из близких. Им еще много чего не довелось испытать на себе. Но и того, что выпало на их долю, хватит, чтобы, вытирая слезы, когда на экране один жуткий кадр фильма «Блокада» сменяется другим, думать: это было со мной.

Обсудить тему

Введите символы с картинки*