Взрослое детство Нины Юдиной

04 мая 2020 г., 9:08

Просмотры: 194


Война стала трудовой школой для 12-летней деревенской девочки.

О том, что началась война, в деревне Иваньково, где в большой семье жила Нина Кузнецова, узнали по радио. К сентябрю в деревне не осталось мужчин, кроме одного, без пальцев на правой руке, и старого деда. Забрали почти всех лошадей, а те пять, что остались, были либо больные, либо старые. Работать в колхозе стали дети.

«Пахали на коровах и быках. Жали серпами, косили косами, молотили цепями, - вспоминает Нина Федоровна. - Я сама-то на быке пахала раза четыре-пять. Больше на корове».

В 12 лет она ходила в лес, чтобы напилить 600 кубометров дров – такое бремя было возложено на каждую семью. У Кузнецовых в доме мать, трое детей до пяти лет и 12-летняя Нина. Кому идти на заготовку?

«До леса шли километров семь. Как пилить? Не знаем. Попали в пару с Катей, мне – 12, ей – 13 лет. Спасибо, лесник нам помог. Выделил участок, где деревья были не очень толстые, показал, как надо рубить их и пилить, как ветки обрубать. Через две недели мы с подругой научились всему. Едва держась на ногах от голода, они выполняли тяжелую мужскую работу.

Шел 43-й год. Карточек в деревне не давали, ели только то, что удавалось вырастить. Собирали на полях оставшуюся картошку и пекли из нее лепешки. «Мы их звали тошнотики, ими и отравилась однажды мама и попала на три месяца в больницу», - поясняет Нина Федоровна. Трудно передать словами, как выживали те три месяца дети Кузнецовых, оставшись без родителей. Но Нина уже ощущала себя взрослой и вела себя как полноправная хозяйка. Детей накормить, в больницу к матери сходить, скотину убрать, молоко продать, чтобы купить хоть что-то из еды…

Но однажды  группе подростков, куда входила и Нина, удалось взять в плен троих немецких парашютистов.

«Мы тогда не думали, что они могли нас просто-напросто расстрелять. Мы видели, как они на парашютах приземлились на деревенском поле. Потом выяснилось, что их задачей ставилось уничтожить электростанцию, что была в нескольких километрах от нас. Сначала мы подумали, что это наши солдаты. И только когда поняли, что они не говорят по-русски, окружили их тесным кольцом. Немцы подняли руки и подчинились нашему приказу идти вперед. Так и вели их до правления два с половиной километра. Позже узнали, что их не расстреляли, потому что они не тронули нас, детей», - рассказывает Нина Федоровна, удивляясь на тогдашнюю свою и других подростков то ли смелость, то ли бесшабашность.

Война закончилась. Все мужчины из семьи Кузнецовых остались живы. Нина поступила в Егорьевск в фармшколу. Во всем стремилась быть первой. Сначала секретарь сельсовета, секретарь комсомольской организации, а в 19 лет – уже и председатель сельсовета. После замужества она стала

Юдиной. В Шатуре ее хорошо знают по работе в горкоме партии,  как руководителя Шатурского общепита. За плечами Нины Федоровны большая и созидательная жизнь. Но детские воспоминания живы до сих пор. Как и у миллионов людей война оставила в ее памяти свой неизгладимый след.  

Надежда Морозова